Бенджамин Франклин Прежде чем советоваться с прихотью, посоветуйся со своим кошельком.

Рокировка в цейтноте. Комментарий к последним кадровым подвижкам в Туркмении

РОКИРОВКА В ЦЕЙТНОТЕ

Итак, ниязовская игра в шахматы продолжается. "Съели" Порана Бердыева, который ранее сам "зачистил" КНБ, стал его руководителем и удержался чуть более пяти месяцев. Генерал-полковник П. Бердыев, по словам С. Ниязова, работал хорошо, но не давал нужного результата. Интересно, а какого еще результата Ниязов ожидал за такой короткий срок? За решетку было отправлено около 200 офицеров спецслужб, разгромлена Государственная автомобильная инспекция, обеспечивается дополнительная мобилизация молодых мужчин в трудовую армию, усовершенствована система личной безопасности Ниязова за счет трехкратного увеличения задействованных в ней сотрудников КНБ и МВД… Любое задание Ниязова Поран Бердыев исполнял, хотя наверняка надеялся, что в откровенную грязь его толкать не будут, и несколько затянул исполнение ниязовского приказа о дискредитации, аресте и осуждении на длительный срок бывшего министра обороны и вице-премьера Батыра Сарджаева. Видимо, здесь Ниязов в первый раз понял, что П. Бердыев "не свой", несмотря на то, что тот постоянно называл его "отцом". Не смог генерал-полковник обеспечить поимку оппозиционеров, наладивших работу теперь уже и в самом Туркменистане. Демонстрации, листовки, уничтожение портретов, а тут еще и машину в Мары запалили… Все. Бердыев должен уйти, и он уходит на должность губернатора Балканской области. Но ненадолго. Если не произойдет ничего экстренного, то максимум через полгода Поран Бердыев окажется за решеткой. Уже существует объемистая папка с компроматом на него, "с любовью" укомплектованная прокурором Г. Атаджановой.

Еще один ход– тихое освобождение вице-премьера Реджепа Сапарова от должности министра сельского хозяйства. Этот ход стал подтверждением тяжелого положения в стране с хлебом. А тут еще грядет хлопковый провал. Так что, Ниязов уже определил, на кого в случае чего "вешать собак" за ложь о хорошем урожае. Укрепиться теперь Сапарову будет очень сложно, ибо он полностью лишился прикрытия со стороны силовых структур, где раньше были сплошь его люди. Кто теперь будет сортировать компромат для предъявления "великому сердару"? Раньше ведь все, даже самые безобидные упоминания о Сапарове бдительно "вырезались" КНБ-шниками. Вице-премьер щедро платил за эту услугу из представительских средств, которые ему оставляли в пакетах некоторые турецкие бизнесмены. Точнее, один. Причем, это не "знаменитый" Ахмед Чалык, этот только Ниязова обслуживает и только по-крупному. Так вот, доживать свой вице-премьерский век Р. Сапаров будет в страшном нервном расстройстве, ожидая ударов и от Ниязова, и от тех, у кого он взял "аванс" за помощь в решении различных вопросов, а сделать ничего не успел и теперь уже вряд ли успеет: своих людей в КНБ у него больше нет. Предстоят "разборки".

Судьба замордованного Рашида Мередова, который пока остается формальным главой МИДа, тоже предрешена. Он не сумел обеспечить "зачистку" МИДа, аналогичную той, что устроил П. Бердыев в КНБ, но результат все равно один. На место Мередова С. Ниязов решил назначить нынешнего министра обороны Р. Оразова. Хватит, повоевал. Пусть теперь займется дипломатической деятельностью. А вот на его место будет назначет нынешний глава пограничной службы генерал А Мамедгельдыев. Он – санитарный врач. В начале 90-х неожиданно очутился на посту замминистра обороны по хозяйственным вопросам, а потом, по странному решению Ниязова, был назначен главным пограничником страны. Теперь он возвращается уже на должность министра обороны. А что? Ниязову как раз такой министр обороны и нужен. Армия-то пасет скот, выращивает овощи, подметает асфальт, то есть занимается тем, что Мамедгельдыев отлично знает. Пустяки, что он тактику от стратегии не отличает, а театр военных действий путает с кинотеатром. Это неважно. Он – ниязовский генерал и готов исполнить любой хозяйственный долг.

Как-то незамеченными прошли весьма важные указы С. Ниязов об освобождении от занимаемых должностей руководителя компетентного органа по развитию туркменского сектора Каспийского моря Хошгельды Бабаева и председателя госкомитета по геодезии, картографии и кадастру Аннанура Байрамова. "Ушли" их сразу после визита в Ашхабад 5 сентября с.г. иранского уполномоченного по Каспию г-на Мехди Сафари. Хошгельды Бабаев – грамотный геолог и в силу профессиональных и человеческих качеств не мог быть простым подголоском. Трудные переговоры по Каспию ему, впрочем, плохо удавались. Вернее, он был слишком откровенен и прямолинеен, отстаивая национальные интересы Туркменистана. Но вот это-то как раз Ниязову и не было нужно. Ему нужен был "чайник", который будет пыхтеть и время от времени делать ссылки на своего "великого и наимудрейшего вождя". А Аннанур Байрамов, так тот вообще оказался врагом, потому что выпускаемые им карты никак не отражали ниязовских представлений о принадлежности нефтегазовых месторождений в центральной зоне Каспия. "Вы работали очень плохо, я даже затрудняюсь сказать, на кого…", - заявил им С. Ниязов, подписывая приказы об увольнении.

На днях Ниязов проведет смотр МИДа. Подготовка уже ведется. Начались массовые увольнения сотрудников, приказы о приеме которых на работу в МИД в период с 1993 по 1999 год подписывал Б. Шихмурадов, будучи министром. Таких людей в ниязовском МИДе быть не должно. Честно говоря, для большинства сотрудников это будет спасением и моментом истины. Сколько можно придуряться перел зарубежными коллегами и делать вид, что все хорошо? Тем более, что сегодня в МИДе все равно делать нечего, кроме как придуряться.

Кадровые конвульсии мелкого партократа советской эпохи Сапармурата Ниязова отражают его страх и дискомфорт в условиях абсолютной ненависти к нему со стороны населения. То, что он на должность руководителя службы государственной безопасности (уж и не знаю, как ее правильно называть) вместо генерал-полковника ставит полковника из числа собственной личной охраны, говорит о многом. Батыр Бусаков во времена своей службы в охране сутками стоял у ниязовской приемной, чтобы никто не проскользнул. Ниязов надеется, что охраннику удастся этот же прием в государственном масштабе.

Устали гражданские чиновники, устали офицеры, устали люди от постоянных ниязовских кадровых рокировок, не дающих возможности сосредоточиться, сделать хоть что-то. Элементарно времени не хватает. Да и назначает Ниязов людей не для пользы дела, а для защиты собственной безопасности. Все это напоминает агонию, дурно пахнет и подвергает народ высокому риску. Цинизм Ниязова запределен. Он подписывает указ о посмертной реабилитации и оправдании пятерых граждан, замученных в застенках КНБ, но даже не упоминает о том, что произвол КНБ – лишь один из этапов. Дела-то ведь фабрикуются в прокуратуре, а липовые приговоры строчат ниязовские "суды". Сегодня Ниязов истребляет своих "чекистов" потому, что они выполняли его непосредственные указания.

Цинизм Ниязова содержится и в послании американской администрации в связи с событиями 11 сентября прошлого года. Он пытается поучать Америку, что бороться с терроризмом нужно не оружием, не силой, а с помощью развития экономики, преодоления нищеты и бедности. Тогда, мол, террористы перестанут стрелять. Так думает Ниязов. Но если это так, то почему сам Ниязов не проводит реформы в Туркменистане? Почему окончательно добил экономику и довел народ до крайней нищеты и отчаяния? Хитрость в том, что Ниязов хочет продемонстрировать Америке, что в Туркменистане все, дескать, нормально, что туркмены радостно живут и процветают, поэтому здесь нет проблем с террористами, более того, Туркменистан выступает в роли образцового, в смысле заботы о благосостоянии народа, государства. Ошибается Сапар. Не все тихо у него, не все спокойно. Вот-вот бабахнет. А он все пешки расставляет. То так поставит, то эдак… А партия-то уже проиграна.

Бекмурад КАКАЛЫЕВ (Ашхабад), 11.09.02