Бенджамин Франклин Прежде чем советоваться с прихотью, посоветуйся со своим кошельком.

КУДА ИСЧЕЗ Кальянбеков?

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №2 (366) от 19 янва­ря 2017 г.

По сле­дам «дела Мата­е­вых»


В опре­де­лен­ных кру­гах этот вопрос уже стал рито­ри­че­ским. Речь идет о быв­шем пред­се­да­те­ле Коми­те­та инфор­ма­ции, а ныне руко­во­ди­те­ле отде­ла инфор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния Вер­хов­но­го суда Казах­ста­на Бола­те Кальян­бе­ко­ве. Он про­хо­дил по резо­нанс­но­му делу Сейт­ка­зы и Асе­та Мата­е­вых. Кста­ти, про­хо­дит до сих пор в каче­стве подо­зре­ва­е­мо­го. А его дело на эта­пе дослед­ствен­но­го рас­сле­до­ва­ния было выде­ле­но в отдель­ное про­из­вод­ство и ждет сво­е­го часа.

Но, по всей види­мо­сти, дело Кальян­бе­ко­ва хотят тихо при­крыть и уве­сти подо­зре­ва­е­мо­го чинов­ни­ка от уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти. Во вре­мя след­ствия и суда его фами­лия несколь­ко раз под­ни­ма­лась, но каж­дый раз про­ку­ро­ры и судьи отмал­чи­ва­лись.

Теперь обра­тим­ся к офи­ци­аль­ным отве­там на запро­сы адво­ка­тов Мата­е­вых.

Вот ответ руко­во­ди­те­ля депар­та­мен­та по обес­пе­че­нию дея­тель­но­сти судов при Вер­хов­ном суде Рес­пуб­ли­ки Казах­стан (аппа­ра­та Вер­хов­но­го суда) А. А.Токсаба от 4 нояб­ря 2016 года. При­во­дим его пол­но­стью:

«Рас­смот­рев ваш запрос, сооб­ща­ем, что соглас­но ст.7 Зако­на «О пер­со­наль­ных дан­ных осу­ществ­ля­ет­ся соб­ствен­ни­ком и (или) опе­ра­то­ром с согла­сия субъ­ек­та или его закон­но­го пред­ста­ви­те­ля. Кро­ме того, отме­ча­ем, что в вашем запро­се кон­крет­но не ука­за­но, в каких целях запра­ши­ва­ют­ся дан­ные све­де­ния соглас­но зако­на об адво­кат­ской дея­тель­но­сти».

Ответ Ток­са­ба настоль­ко иезу­ит­ский, что даже не ука­за­но имя Кальян­бе­ко­ва, пере­пу­гав­ше­го­ся до смер­ти чинов­ни­ка Вер­хов­но­го суда, хотя в запро­се кон­крет­но ука­зы­ва­лась пер­со­на Кальян­бе­ко­ва, его про­хож­де­ние по уго­лов­но­му делу в каче­стве подо­зре­ва­е­мо­го, запра­ши­ва­лись зани­ма­е­мая долж­ность и нынеш­ний ста­тус в аппа­ра­те Вер­хов­но­го суда.

Мы пре­крас­но зна­ем о том, что Кальян­бе­ков живет не на дру­гой пла­не­те. Он живет в Астане, акку­рат­но быва­ет на служ­бе, еще еже­днев­но от сво­е­го име­ни и име­ни пресс-служ­бы раз­ме­ща­ет пресс-рели­зы, дру­гие инфор­ма­ци­он­ные сооб­ще­ния о меро­при­я­ти­ях Вер­хов­но­го суда и его руко­во­ди­те­ля Кай­ра­та Мами. Но судя по офи­ци­аль­но­му отве­ту – его про­сто не суще­ству­ет, по сути, он исчез и неиз­вест­но место его пре­бы­ва­ния.

Вот еще один офи­ци­аль­ный ответ уже от и.о. заме­сти­те­ля руко­во­ди­те­ля депар­та­мен­та Наци­о­наль­но­го бюро по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции (анти­кор­руп­ци­он­ная служ­ба) по г.Алматы Р. Менды­га­ли­е­ва. Отме­тим, что запрос адво­ка­тов Мата­е­вых был направ­лен в про­ку­ра­ту­ру г.Алматы, кото­рый был пере­прав­лен алма­тин­ским фин­по­лов­цам. Эту отпис­ку от 2 декаб­ря 2016 года при­во­дим так­же пол­но­стью.

«В рам­ках рас­сле­до­ва­ния уго­лов­но­го дела в отно­ше­нии Мата­е­ва С.Б. и Мата­е­ва А.С. при­ня­то реше­ние о выде­ле­нии в отдель­ное про­из­вод­ство уго­лов­но­го дела в отно­ше­нии Кальян­бе­ко­ва Б. по ст. 307, ч.4 УК РК. В соот­вет­ствии со ст.201 УК РК, дан­ные досу­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния не под­ле­жат раз­гла­ше­нию. Они могут пре­да­ны глас­но­сти толь­ко по раз­ре­ше­нию про­ку­ра­ту­ры в том объ­е­ме, в каком им будет при­зна­но воз­мож­ным. В свя­зи с тем, что Вы (адво­кат – Ред.) не явля­е­тесь сто­ро­ной по уго­лов­но­му делу в отно­ше­нии Кальян­бе­ко­ва Б., дан­ные досу­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния не под­ле­жат раз­гла­ше­нию».

Если гово­рить про­стым язы­ком, то зву­чит это так: «Знай свер­чок свой шесток», а более при­зем­лен­но: «Не лезь сво­им рылом в наш калаш­ный ряд». А. Ток­са­ба из Вер­хов­но­го суда, не зная как отве­тить, про­сто при­кры­вал­ся защи­той пер­со­наль­ных дан­ных. Мол, типа, мож­но рас­крыть дан­ные о подо­зре­ва­е­мом по уго­лов­но­му делу Б.Кальянбекове толь­ко с его согла­сия или закон­но­го пред­ста­ви­те­ля, то бишь Кай­ра­та Мами.

Во вто­ром отве­те – «толь­ко по раз­ре­ше­нию про­ку­ро­ра», и при чем тут адво­ка­ты со сво­и­ми запро­са­ми, кото­рые не явля­ют­ся сто­ро­ной по резо­нанс­но­му уго­лов­но­му делу? Заме­тим, что Сейт­ка­зы и Асет Мата­е­вы, как сто­ро­ны уго­лов­но­го дела, не раз обра­ща­лись с подоб­ны­ми запро­са­ми в фин­пол, про­ку­ра­ту­ру и суд по пово­ду Кальян­бе­ко­ва Б., но не полу­чи­ли ни одно­го отве­та.

При­чи­на мол­ча­ния – крыть нечем, поэто­му до сих пор отмал­чи­ва­ют­ся. Все ждут, когда стра­сти по делу отца и сына Мата­е­вых уля­гут­ся, их отпра­вят по эта­пу, а отдель­ное про­из­вод­ство по уго­лов­но­му делу Кальян­бе­ко­ва тихо закро­ют и отпра­вят в архив. И кон­цы – в воду.

Болат Кальян­бе­ков, кото­ро­го по-тихо­му уве­ли от уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти, важ­ная фигу­ра в деле Сейт­ка­зы и Асе­та Мата­е­вых. В ходе досу­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния он не раз при­ез­жал в Алма­ты, что­бы встре­тить­ся, уго­во­рить жур­на­ли­стов взять все на себя, то есть при­знать­ся в совер­ше­нии пре­ступ­ле­ния, а само­му вый­ти сухим из воды. Он очень не хотел под­во­дить сво­е­го шефа Кай­ра­та Мами.

Ска­жем пря­мо, у него не полу­чи­лось. Он уехал не соло­но хле­бав­ши. Потом при­ки­нул­ся тяже­ло боль­ным: мол, его хва­тил гипер­то­ни­че­ский криз, нахо­дит­ся на изды­ха­нии, в предын­сульт­ном состо­я­нии. Вышел, ока­зал­ся здо­ро­вым. Как ни в чем не быва­ло, ходил регу­ляр­но на служ­бу в Вер­хов­ный суд, так­же по дол­гу служ­бы по-преж­не­му раз­ме­щал инфор­ма­ции в интер­не­те и соци­аль­ных сетях о дея­тель­но­сти Кай­ра­та Мами. Его не раз виде­ли в Астане с дру­зья­ми, на про­гул­ках в кру­гу семьи, в окру­же­нии детей.

В при­го­во­ре судьи Кур­ман­та­е­ва его фами­лия вовсе не упо­ми­на­ет­ся, хотя Кальян­бе­ков под­пи­сы­вал дого­во­ры с Каз­ТАГ и дол­жен нести уго­лов­ную ответ­ствен­ность за про­ве­де­ние тен­де­ров по госин­форм­по­ли­ти­ке. Эти кон­кур­сы, конеч­но, при­сут­ству­ют в при­го­во­ре, но фами­лии Кальян­бе­ко­ва нет, а он про­хо­дит про­сто как «пред­се­да­тель Коми­те­та инфор­ма­ции», кото­ро­му инкри­ми­ни­ру­ют нару­ше­ния кон­курс­но­го зако­но­да­тель­ства и пре­вы­ше­ние долж­ност­ных пол­но­мо­чий, что гро­зит тюрем­ным заклю­че­ни­ем от 5 до 10 лет.

Вот поче­му вывел из игры важ­ную фигу­ру в уго­лов­ном деле судья Кур­ман­та­ев. Что­бы само­му не попасть под удар Кай­ра­та Мами, фами­лию Кальян­бе­ко­ва от стра­ха он убрал. Но не смог убрать эпи­зо­ды с «пред­се­да­те­лем Коми­те­та инфор­ма­ции» в 2012–2013 годах. Не решил­ся – и все, пото­му что мог сам попасть в опа­лу, и дело раз­ва­ли­лось как кар­точ­ный домик.

Кста­ти, на такую же сдел­ку пошли и дру­гие руко­во­ди­те­ли Коми­те­та инфор­ма­ции – Болат Бар­си­ба­ев, Бек Арпа­ба­ев, Жан­бо­лат Бай­бо­сы­нов, а так­же дирек­тор по стра­те­ги­че­ско­му управ­ле­нию АО «Казахте­ле­ком» Батыр Мухан­бе­та­жи­ев. Все они, вклю­чая Бола­та Кальян­бе­ко­ва, явля­ют­ся выдви­жен­ца­ми и про­те­же быв­ше­го руко­во­ди­те­ля рес­пуб­ли­кан­ско­го Агент­ства свя­зи и инфор­ма­ции, мини­стра инфор­ма­ции и ком­му­ни­ка­ций Аска­ра Жума­га­ли­е­ва – род­но­го зятя Кай­ра­та Мами…

Сырым ДАТОВ