Бенджамин Франклин Прежде чем советоваться с прихотью, посоветуйся со своим кошельком.

"Пересчитали и...прослезились. Почему академик и учительница получили одинаковую надбавку к пенсии, а доярку с полувековым стажем сравняли по трудовому вкладу с гостиничным швейцаром?"



Множество подобных вопросов возникло после недавнего перерасчета пенсии в стране. Для разъяснения ситуации депутаты двух фракций - Гражданской партии и партии «Отан» - пригласили в парламент министра труда и социальной защиты РК Гульжану Карагусову.

Накаляются страсти вокруг недавнего перерасчета пенсий. Десятки тысяч возмущенных пожилых людей шлют письменные жалобы во все официальные инстанции. Немалая их доля досталась и депутатам, чем и объясняется решимость последних поставить в этом вопросе все точки над «i» и скорее отчитаться перед электоратом. Так что же стало итогом нашумевшего перерасчета?

Как доложила министр труда и социальной защиты Гульжана Карагусова, повышение пенсий в целом коснулось 1 миллиона 20 тысяч пенсионеров. Как и предполагалось, более 500 тысяч человек не получили никакой прибавки. В среднем размер пенсии увеличился на 2300 тенге и максимальная надбавка составила 4800 тенге. Наиболее видными положительными итогами сделанного перерасчета министр назвала следующие показатели: число пенсионеров, получавших минимальные пенсии, уменьшилось вдвое, а количество получателей потолочной пенсии в 9800 тенге теперь выросло с 1,5 тысячи человек до 480 тысяч. За короткий срок проделан титанический труд - рассмотрено 1 миллион 650 тысяч пенсионных дел, и, конечно, ошибки могли быть допущены, даже если исходить из теории больших чисел, - призналась министр соцзащиты в своей вступительной речи.

Однако воинственно настроенные депутаты не желали слушать такие оправдания. Они напомнили, что за каждым процентом погрешности в данном случае стоят тысячи обиженных стариков. Если для министра важно, чтобы минимальная пенсия покрывала прожиточный минимум, то для старшего поколения получаемая пенсия измеряет всю ценность их жизненных трудов. Депутат Чиркалин заметил, что министр соцзащиты не должен быть неким арифмометром, его задача - проводить справедливую социальную политику. Но, как оказалось, даже простой арифметикой это министерство владеет не совсем хорошо. Иначе почему выявились столь явные перекосы в начислении надбавок. Более того, речь идет вовсе не о технических ошибках, которые не вызвали бы такую волну недовольств. Депутаты считают, что глобальная ошибка заложена в самой методике повышения пенсии. За основу перерасчета должен быть взят трудовой вклад пенсионера, а все другие показатели использованы в качестве дополнительных коэффициентов. Почему так оказалось, что пенсионную надбавку заслужили только 50 процентов сельских тружеников, 60 процентов работников промышленности, зато ее получили 80 процентов выходцев из торговли, общепита и услуг?

«Выходит, по вашим расчетам, проворовавшийся завмаг принес государству больше пользы, чем механизатор или доярка, которые трудились на ферме от зари до зари за грошовую зарплату», - возмутился депутат Тито Сыздыков, клятвенно пообещавший отстоять интересы своих сельских избирателей. По словам министра Карагусовой, при перерасчете в качестве числителя брались документы пенсионного дела, знаменателем являются данные, представленные статистикой на предмет отрасли и заработной платы. А не врет ли наша статистика, - засомневались депутаты. «В каком же нашем селе платят зарплату в 9 тысяч тенге, как утверждают статисты?» - вопрошал депутат Сыздыков. И вам, Гульжана Жанпеисовна, не лишне было бы лично проехать в наши села и поинтересоваться, сколько же получают сельчане, - посоветовали народные избранники министру соцзащиты.

Тут, не выдержав депутатского натиска, Гульжана Карагусова все же согласилась с тем, что мол, были допущены ошибки в отраслях, когда, к примеру, больницу при железной дороге отнесли к сфере транспорта. Но сейчас идут разбирательства по каждому такому случаю. «Ну, признайтесь, что главная ошибка кроется в самих подходах при перерасчете», - допытывались депутаты у министра Карагусовой. Но в ответ на нападки оппонентов министр продолжала утверждать, что процесс исправления ошибок идет полным ходом и за последние два месяца по просьбам самих пенсионеров пересмотрено 200 тысяч пенсионных дел.