Бенджамин Франклин Прежде чем советоваться с прихотью, посоветуйся со своим кошельком.

В.Шандыбин

УРОКИ ТУРКМЕНБАШИ

Василий ШАНДЫБИН, депутат Государственной думы

Великая русская река Волга впадает в Каспийское море. Это все в России знают. Воды Каспия омывают берега четырех бывших республик СССР. Это также почти каждому русскому известно. Многие наши граждане догадываются, что в двух прикаспийских республиках - в Азербайджане и Казахстане - нищета еще круче, чем в России, поскольку от Москвы до самых до окраин РФ полно мигрантов с азербайджанской и казахской пропиской. А вот как живет еще одна соседняя нам по Каспию республика -Туркменистан - это никому из нас неведомо. Массовой миграции оттуда нет, а российская пресса, которая жестко подчинена власти и капиталу, сообщает нам из Туркменистана только то, что она может окарикатурить.

Правда о жизни в Туркменистане от российских граждан скрывается. Скрывается умышленно. Скрывается чиновниками и буржуями, управляющими СМИ. А скрывается она ими потому, что на фоне текущей туркменской социально-экономической политики нынешняя такая же политика в России будет выглядеть диверсией против народа.

Я уверен, если широко показать и рассказать в российской прессе, чего достиг за десятилетие Туркменистан, то даже самым одурманенным лживой пропагандой нашим гражданам станет яснее ясного: там действительно проводились реформы, реформы во имя и во благо всего туркменского общества, а у нас, под флагом реформ, происходили аферы-махинации по расколу российского общества на бедствующее, полуголодное большинство и жирующее, купающееся в роскоши меньшинство.

Не так давно мне, депутату от Брянщины и члену парламентского комитета по энергетике, транспорту и связи, довелось побывать в Туркменистане в составе официальной делегации Государственной думы РФ, приглашенной в республику ее президентом Сапармуратом Туркменбаши. Я видел и слышал то же, что и мои коллеги-депутаты. А именно: Алексей Митрофанов и Юрий Никифоренко, Иван Никитчук и Борис Хакимов. Какие они выводы сделали из поездки - мне неизвестно, но я думаю, каждый из них может подтвердить, что в настоящих заметках о жизни в Туркменистане мной изложены только реальные факты.

Кто не бывал в Ашхабаде десять лет, тот сегодня туркменскую столицу не узнает. Ее новый аэропорт способен украсить любой самый процветающий город мира. На ее площадях и улицах возникли такие дворцы-музеи, монументы, фонтаны и комплексы жилья, при взгляде на которые дух захватывает. Все десять последних лет Ашхабад является великой стройкой. И он продолжает преображаться. Но на меня в туркменской столице самое большое впечатление произвело не качество возведенных и возводимых объектов и не их количество, а то, что все они предназначены к всеобщему пользованию.

Столица России - Москва, например, так же отличается роскошными новостройками жилья. Но в них квартиры могут заиметь лишь избранные - те, кто захапал куски общенародной собственности, и те, кто обслуживает новоиспеченных хозяев. Для большинства же москвичей - ученых и инженеров, учителей и врачей, рабочих и торговцев - купить новую квартиру даже в типовом доме - мечта несбыточная. В Ашхабаде же никакой дискриминации в решении квартирного вопроса нет. Там все жилье строится с повышенной комфортностью и бесплатно распределяется между всеми общественными группами населения по известным принципам социальной справедливости.

Бесплатно в Ашхабаде, как во всем Туркменистане, его граждане получают не только квартиры. Медицинский центр в столице республики, свидетельствует известный немецкий кардиолог Ганс Мейснер, по оснащенности оборудованием не уступает ведущим клиникам Германии. Услуги Центра за просто так может затребовать любой туркменский гражданин, которому необходимо сложное лечение. Разумеется, и во всех остальных медицинских учреждениях республики врачебная помощь населению оказывается бесплатно. Не платят граждане республики и за образование своих детей, и за проезд в городском общественном транспорте, не платят они и за газ, электричество, жилищно-коммунальное обслуживание квартир.

Государство в Туркменистане обеспечивает граждан минимумом жизненно важных благ, оно уравнивает их в пользовании этими благами, но отнюдь не насаждает в обществе всеобщую уравниловку и регламентацию всего и вся.

Наша делегация посетила в Ашхабаде текстильный комбинат. В его корпусах установлены современные японские машины, и он, работая на всю мощь, выдает швейные изделия, вполне конкурентоспособные и в самом Туркменистане, и за его пределами. Рынок для комбината - реальность, и каждому на нем платят столько, сколько он на рынке стоит: подсобным рабочим - 50 долларов, высококвалифицированным рабочим и специалистам - раза в четыре-пять больше. То есть не менее 200 долларов. Средняя зарплата на комбинате составляет таким образом свыше 100 долларов. Работники бюджетной сферы в республике, опять-таки в среднем, получают примерно столько же. Так много это или мало для жителя Туркменистана - 120-130 долларов в месяц?

Килограмм отменного мяса в Ашхабаде стоит 0,8 доллара, в Москве - более 5 долларов. На туркменских бензоколонках на один доллар заливают в бак не 3 литра бензина, как у нас, а 50-60 литров. Дешевизна топлива оборачивается дешевизной не только сельхозпродуктов, но и всех производимых в республике товаров широкого пользования - от бакалеи до одежды и обуви. Электробытовая техника из России и Беларуси продается в Ашхабаде не намного дороже, чем в Москве. Стало быть, в общем и целом их потребительская корзина стоит гораздо дешевле нашей. А если учесть, что туркменскому гражданину, в отличие от российского, ничего не надо платить за жилье, газ, электричество и общественный транспорт, не надо тратиться на лечение, образование детей и откладывать деньги на покупку квартиры, то выходит: 100 долларов в Туркменистане обеспечивают такой же достаток, как в России - 1000 долларов. Ну а поскольку подавляющее число и российских, и туркменских граждан имеют равную в долларовом эквиваленте зарплату, то, значит, уровень благосостояния в Туркмении в 10 раз выше, чем в России. Так почему же мы настолько сильно уступаем туркменам по качеству жизни?

По возвращении из Ашхабада я заглянул в энциклопедический справочник советского времени, где черным по белому было написано: до 1991 года, то есть до распада СССР, Туркмения успешно добывала и перерабатывала нефть, газ, мирабилит и химическое сырье. Собственной электроэнергии в 6 почти миллиардов киловатт республике с избытком хватало не только на масштабную добычу и переработку природных ресурсов, но и на промышленное и сельскохозяйственное производство. В Туркменской ССР, указывалось в справочнике, действовали машиностроительные, хлопчатобумажные, шелковые и ковровоткаческие предприятия. Благодаря наличию на ее территории крупного оросительного канала и нескольких водохранилищ республика выращивала миллионы тонн хлопка и риса, культивировала виноградарство, садоводство, бахчеводство, разводила также миллионы каракулевых овец, лошадей, верблюдов, коров. Сеть автомобильных, железных дорог и нефтегазовых трубопроводов, судоходная река Амударья и морской порт на Каспии позволяли Туркмении без проблем сбывать свою разнообразную продукцию и получать солидную торговую прибыль.

Для чего я извлек все эти сведения из старого справочника? Туркмения в составе СССР являлась одной из самых благополучных республик. Но стала она таковой потому, что весь советский народ принимал участие в освоении ее сырьевых месторождений, в строительстве ее предприятий, дорог, трубопроводов и порта, в создании ее мощных систем орошения. До 1991 года Туркмения должна была делиться с прочими республиками своими высокими доходами, которые забирались в союзный бюджет. После распада Советского Союза у Туркменской ССР, ставшей независимой и переименованной в Республику Туркменистан, необходимость делиться доходами отпала, и только этим объясняется ее теперешний экономический подъем.

Данная точка зрения весьма распространена в московских политических кругах. Но она в корне неверна. Как по объему разведанных природных богатств на душу населения, так и по развитию промышленной и транспортной инфраструктуры, впереди всех в СССР была Российская Федерация. В ее промышленный потенциал также вкладывались силы и средства других республик, некоторым из них сегодня Россия продает энергоносители по льготным тарифам. То есть наше государство хоть как-то делится советским наследством, а туркменское - нет. Но из этого никак не вывести то, что уровень жизни в России в 10 раз ниже, чем в Туркменистане.

Всем нам известно, каким огромным достоянием располагает наш Красноярский край. Там рубят превосходный лес. Там добывают самый дешевый в мире уголь и концентрат олова. Там производят глинозем и алюминий, никель и медь, кобальт и платину. Красноярские предприятия ежегодно продают продукцию на десятки миллиардов долларов. Но в крае царит нищета - мизерную зарплату бюджетникам не платят по полгода. Нищета в Красноярском крае, как и по всей России, происходит по весьма простой причине: от наших богатств обогащаются только захватившие их финансово-промышленные группы.

Богатства же Туркменистана, гораздо более, чем у нас, скромные в пересчете на каждого жителя, служат всему туркменскому обществу. Государство в республике жестко контролирует все стратегические отрасли экономики, их доходы поступают в бюджет и расходуются на социальные программы и развитие производства в промышленности и сельском хозяйстве. Если то или иное предприятие обновляет основные фонды, то половину стоимости станков и оборудования ему оплачивает государство. Если коллектив земледельцев заключает договор с госкорпорацией на продажу риса по твердым ценам, то она его безвозмездно финансирует. Если тот же коллектив сам покупает семена и удобрения, за свой счет ведет все полевые работы, то он может продавать рис внутри республики по свободной цене. Поддержка государства и конкуренция между товаропроизводителями обеспечивают устойчивый рост производства. В Туркменистане строятся новые предприятия и модернизируются старые, неуклонно повышается техническое вооружение сельского хозяйства. И если до распада СССР в республике было 5 миллионов овец, то сейчас - 13 миллионов.

Экономические успехи Туркменистана - результат умелого сочетания государственного регулирования с действием рыночных механизмов. А каким при всем том является общественно-политический строй в республике - социалистическим или капиталистическим?

На встрече с нашей делегацией президент Сапармурат Туркменбаши сказал нам:

- Мы идем своим самобытным путем, основанном на нашем историческом опыте, национальных ценностях, духовном укладе, формировавшимся веками.

Фундамент процветающей экономики в республике удалось создать прежде всего потому, что ее президент Туркменбаши разработал идеологию, которая сплотила власть с обществом и позволила всем туркменам почувствовать себя единой нацией. Не важно, как называется строй в республике. Важно то, что в этом строе нет противоречий между верхами и низами общества и есть общепринятые, проверенные веками критерии добра и зла. Моральные нормы предков в Туркменистане не позволено нарушать никому, и потому там налицо духовное и материальное благополучие всех. А отсюда происходит и всеобщая благодарность граждан республики своему президенту Туркменбаши.

На этот факт обратил внимание и мой коллега-депутат Алексей Митрофанов. Вот его слова из интервью с ним в Ашхабаде.

- Я увидел искренние проявления уважения и любви народа к его лидеру. И, честно говоря, для этого у туркменского народа есть все основания.

Как известно многим, Митрофанов входит в руководство Либерально-демократической партии Жириновского, которое нередко врет. Но на сей раз видный либерал-демократ сказал чистую правду: туркменам есть за что уважать и любить их президента. И я как коммунист могу лишь добавить: если среди высших чинов России имеются честные люди, то им надо обязательно поучиться у Сапармурата Туркменбаши - как не дутые рейтинги себе поднимать, а добиться настоящего народного признания.
№ 43(466), 22-10-2002