Бенджамин Франклин Прежде чем советоваться с прихотью, посоветуйся со своим кошельком.

Опасный фетиш Чингисхана. Так был ли Монгольский хан предком казахов и киргизов? Диалог Ч.Айтматова с М.Шахановым. Ч. 1-я

Опасный фетиш Чингисхана

ЮНЕСКО, изучив остросовременные глобальные проблемы, поднятые в романе Мухтара Шаханова "Космоформула карающей памяти" ("Тайна, унесенная Чингисханом"), своим специальным решением вынесла их на "круглый стол" в рамках Международной конференции "Наука и духовность на Шелковом пути" - "Проблема покаяния и опасность утраты историко-нравственной памяти", в котором приняли участие видные ученые, общественные деятели, духовные лидеры из разных государств.

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию полный текст диалога-размышления Ч. Айтматова и М. Шаханова о нравственно-философском осмыслении деятельности тиранов прошлого. Актуальность этого диалога определяется и тем фактом, что и в Кыргызстане нашлись некоторые ученые, идеализирующие Чингисхана и представляющие его как миротворца и добротворца, забывая при этом о его кровавых деяниях на евразийском пространстве, включая и землю кыргызов, чему дал объективную оценку Президент нашей республики А. Акаев в своей книге "Кыргызская государственность и народный эпос "Манас".

Шаханов: В последние годы в Монголии, Китае, в ряде регионов Российской Федерации и странах Центральной Азии, особенно в Казахстане, получил широкое распространение безрассудный фетишизм личности Чингисхана. Очередному пробуждению интереса к этой исторической личности, несомненно, оказавшей огромное влияние на ход евразийской цивилизации, в определенной мере способствовало включение Чингисхана Всемирным информационным центром в число 10-ти выдающихся людей тысячелетия. Были проведены разные исследования, изданы книги, опубликованы многочисленные статьи и в основном только в положительном плане.

Так, в странах, этно-исторически связанных с Монгольской империей, чтобы поднять дух нации, ее имидж и престиж в глазах международного сообщества, начали активно искать общие родственные родоплеменные корни, муссировать разговоры, что именно их земля была прародиной могущественного Чингисхана, а они - потомки Великой империи.

Вот в такой момент вышел в свет мой поэтический роман "Космоформула карающей памяти" ("Тайна, унесенная Чингисханом"). Тем не менее, я никак не предполагал, что поддержанный Вами и другими известными учеными и историками, роман станет предметом столь большого спора, аналогии которому до сей поры не было в истории и литературе центральноазиатских стран. К дискуссии подключились около 25 казахстанских газет и журналов, не считая радио и телевидения. Некоторые из оппонентов открыто обвинили меня в создании отрицательного образа Чингисхана, как злого и кровожадного человека. Другая сторона аргументировано указывает на несомненную антигуманность его кровавых деяний и дает им объективную нравственно-историческую оценку. Поклонники Чингисхана оскорблены тем, что я якобы предал дух "великого предка казахов", дабы понравиться Западу. Хотя обвинения эти надуманы, лишены разумной основы и не стоят серьезного обсуждения, но весь разговор обрел большую общественную значимость. Ученые и писатели разделились на две противоположные группы, отразив таким образом состояние и уровень научной, художественной мысли, мировоззренческие позиции нашей интеллигенции. Просто смешно и одновременно печально от того, что полемика разгорелась не по концептуальным проблемам и идеям произведения, а вокруг Чингисхана и его места в истории, что вовсе не было для меня самоцелью. В своем романе я хотел показать, что 97 процентов людей (возможно, и больше - дай бог мне ошибиться), имеют стадное мышление и склонны к бездумному подражанию по принципу: "как они, так и я", а потому всегда представляют потенциальную опасность. Только оставшиеся три процента мыслят и действуют по своему усмотрению. Но опаснее всего именно те 97 процентов подражателей, которых легко ввести в заблуждение всеобещающими псевдореальными идеями и направить куда угодно. Тираны всегда ставку делали именно на них… Я попытался на примере злого гения Чингисхана рассмотреть, как правители-тираны властвовали раньше и как теперь управляют толпой подражателей… По этому поводу можно было прийти к очень интересным философским, социальным и политическим выводам, которые, полагаю, необходимы современному обществу.

Сейчас появилось множество публикаций разного формата, открыто возвеличивающих личность и деяния тирана. К примеру, весьма объемная книга под названием "История Чингисхана" казахстанского автора Калибека Даниярова с посвящением десятилетию государственного суверенитета и независимости Казахстана, в которой он безапелляционно и с огромной гордостью утверждает, что могущественный полководец был по этническому происхождению не только тюрком, но и казахом, более того - основателем первого казахского государства. И хотя это "творение" представляет собой весьма сомнительное и малограмотное исследование, к сожалению, оно покупается нарасхват. А другой "исследователь" Хамза Коктанди посвятил "своему дальнему предку" Чингисхану и эпохе его завоеваний труд в 52 печатных листа и буквально всем заморочил голову "сенсацией" о том, что нашел могилу правителя… на территории Южно-Казахстанской области. Без всяких разумных оснований и аргументации он назвал могилу Узун-ата захоронением Чингисхана, куда тут же бросились кладоискатели, чтобы тайно овладеть богатствами императора. Подобная глупость очевидна, и не стоило бы обращать на нее внимание, но разные газеты и телевидение, подхватив, теперь периодически возвращаются к ней.

Айтматов: Да, при всей поверхностности затеянной полемики ситуация обретает весьма серьезную и нежелательную социально-политическую окраску.

В настоящее время евразийский континент переживает трудные процессы возрождения самосознания. В конце минувшего столетия здесь произошли небывалые судьбоносные процессы: появились нередко доселе неизвестные миру государства, которые, неожиданно обретя суверенитет, оказались перед необходимостью выработки новой политики и идеологии с учетом своих интересов и современных реалий. Потребность обращения к национальной истории, к своим истокам в этот первоначальный период становления государственности, несомненно, правомерна - ведь история этносов, населяющих Евразию, действительно уходит корнями в далекое прошлое.

И сейчас определенные круги в этих странах через укрепление веры в великое прошлое своего народа, взывая к чувствам национальной гордости, стремятся повысить его самоуважение и убежденность в достойном будущем. К сожалению, они избрали в этих целях идеалом для всенародного поклонения действительно неординарные исторические личности, но антигуманного, демонического склада.

К примеру, недавно Монголия пышно и торжественно отметила 840-летие основателя единого монгольского государства Чингисхана. Из печати известно, что главной государственной наградой был учрежден новый орден - орден Чингисхана, которым за особые заслуги награждаются не только граждане Монголии. Празднество было отмечено закладкой в центре Улан-Батора первого камня в фундамент мемориального комплекса с 20-метровой скульптурой Чингисхана и изваяниями девяти его военачальников, предварительной стоимостью в 19 миллионов долларов, весьма обременительной для бюджета любой небольшой страны. В конце концов, дело не в финансовых тратах - на благое дело можно потратить и больше - но поражает сам настрой на возвеличивание кровавого покорителя, повинного в смерти миллионов людей на огромном евразийском пространстве.

С другой стороны, подобное пристрастное отношение как-то можно понять - ведь Чингисхан почитается как великий отец монгольской нации, его имя используется для консолидации монгольского народа, пробуждения патриотических чувств, и в угоду этому нет возможности объективно и здраво оценить его личность и злые деяния. Нужны еще десятки, сотни лет, чтобы общественное сознание в Монголии изменилось, пройдя через чистилище нравственного самоосмысления и самопокаяния. Другое дело - страны, которые пусть в далеком историческом прошлом, но непосредственно и жестоко пострадали от варварских нашествий полчищ Чингисхана. Утратив историческую память, сегодня они претендуют на родственное с завоевателем происхождение, считая его своим прямым предком. Подобные притязания, оспаривающие приоритет у монголов, имеют место в Китае, в России (так, академик А.Т. Фоменко доказывает русско-славянскую принадлежность Чингисхана, а народы Тувы, Бурятии и другие - только свою), даже в Японии он считается… японским самураем, который в силу некоторых обстоятельств был вынужден перебраться с островов в монгольские степи. Не отстали и в Казахстане, где так много черных следов кровавого нашествия тирана. Как стал возможным этот абсурд?

Шаханов: Если говорить по данному вопросу применительно к Казахстану, то здесь необходимо обратить внимание на несколько моментов. Во-первых, чингизиды, потомки Чингисхана, правили здесь многие века, и это было основательно закреплено в государственной системе Казахского ханства. Власть монгольской династии была освящена происхождением от Чингисхана, и, естественно, потомки высоко чтили своего предка. Поскольку его почитали верховные правители, то и подвластное им тюркское население восприняло культ Чингисхана, хотя собственные предки местных жителей в XIII веке стали жертвами монгольских завоевателей. По данному поводу Президент Казахстана Н.Назарбаев в своей книге "В потоке истории" отмечает: "Дети чингизидов по праву рождения приобретали титул султана и права, потомственно принадлежавшие этой социальной группе, как-то: монопольное право на ханский трон, не несли никаких, кроме военных, повинностей, были избавлены от телесного наказания и суда биев. Каждый чингизид, независимо от того, к какой именно династии потомков Чингисхана он относился, мог претендовать на ханский титул в любом месте, где в какой-то мере сохранились традиции монгольской империи. …Чингизиды как часть истории народа в течение веков завоевали у простых людей не только ненависть, но и популярность и поклонение". В свое время чингизид по происхождению, выдающийся ученый Ч.Валиханов в "Записках о киргизах" писал с иронией: "К белой кости принадлежат нойоны и зайсаны (у калмыков) и султаны - потомки Чингис-хана (у киргизов), (казахи тогда тоже назывались киргизами - М.Ш.); по мнению народа, они происходят от солнечного света и, следовательно, благодаря их абсолютной сверхъестественности, божественному происхождению, пользуются властью и уважением".

Правда, чингизиды со временем ассимилировались с местным населением, приняли его веру, традиции, обычаи и особенности менталитета, забыв свой язык и культуру. Они, хотя постепенно и превратились в этнических казахов, но всегда помнили о своих чингизидовских корнях и гордились этим.

Во-вторых, Чингисхан после покорения завоеванных земель в каждом значительном населенном пункте оставлял своих представителей для сбора податей и решения военно-административных задач, которых называли "торе", то есть начальник. Их потомки также в процессе эволюционной ассимиляции стали этническими казахами, образовав свое генеалогическое древо, и вместе с прямыми ханскими потомками также с гордостью хранят память о своих предках.

И, в-третьих, в последние годы, в период становления независимости Казахстана, в республику прибыло огромное количество репатриантов-казахов из Монголии, в большинстве своем воспитанных в духе идолопоклонничества Чингисхану. Среди них немало ученых-историков и писателей, посвятивших свои труды культовому возвышению личности монгольского властителя.

Конечно, было бы необъективно бросать тень на всех представителей этих родов, наших соотечественников - многие из них внесли и продолжают вносить немалый вклад в развитие казахской нации. Но отдельные личности, группируясь, создают весьма нездоровую атмосферу в нашем обществе.

Недавно один из известных писателей, главный редактор литературного журнала "Жулдыз", секретарь правления Союза писателей Казахстана Мухтар Магауин опубликовал ошеломляющую статью под названием "Добрый свет Чингисхана", в которой называет монгольского тирана "вечной гордостью" казахов. Он, опускаясь до смешного, считает, что миссия Чингисхана по отношению к Казахстану и, в частности, к Отрару была освободительной, а не завоевательной. Меня же он осуждает за создание отрицательного образа Чингисхана, так я, по его мнению, предал собственный народ "в угоду интересам Иоанна, Джона и Ивана". И Вы по такому же обвинению тоже попали к нему в немилость.

Во время ХII съезда писателей Казахстана ко мне подошел один из критиков, казах родом из Монголии, и признался, что он высоко ценил мое творчество, но ему пришлось пересмотреть свое отношение ко мне из-за Чингисхана. "Неужели Вы не понимаете, - сказал он, - что он наш дальний предок. Вы оскорбляете и унижаете достоинство собственного народа". На это я ему ответил: "Во-первых, то, что Чингисхан - предок казахов, это неверно. Так, доктор исторических наук Беимбет Ермуханов, ссылаясь на Рашид ад-Дина, писал, что Чингисхан по отцовской линии происходит от киятов-борджигинов, что означает "зеленоглазые". Ермуханов полагает, что никакого основания считать их племенами тюркского и казахского народов нет. Все прочие разговоры вокруг этого считаются заблуждением. Подобного мнения придерживаются и другие ученые. (хотя одному Богу известно, кто был отцом Чингисхана: Есугей-багатур или меркит Чиледу, невестой которого была отбитая Есугеем его мать Оэлун). Во-вторых, даже если допустить родственность общих корней, дает ли это нам моральное право простить кровавые завоевания Чингисхана? И если мы позволим появлению такого прецедента, это может самым катастрофическим образом отразиться на нашем мировоззрении".

Айтматов: Да, вижу, это весьма нелегкая проблема. В истории немало грустных примеров, когда не самые безупречные исторические фигуры и зачастую завоеватели, тираны и деспоты, принесшие смерть и страдания миллионам людей, совершив преступления против человечества во вселенском масштабе, впоследствии были возведены на пьедестал славы, в основании которого лежит бездумное, слепое идолопоклонство. Ведь до сих пор бытует древняя монгольская легенда о будущем воскресении великого правителя. Хотя она и наивна, но вместе с тем глубоко символична для современного мира, поскольку наш век продолжает порождать новых властолюбивых, с узурпаторскими аппетитами на чужие земли чингисханов, наполеонов, гитлеров. Важно отречь людей от фанатичной веры в них, нужна большая и кропотливая работа по духовно-нравственному очищению общества и человека. От этого зависит, взовьется ли вновь над головами миллионов плеть властителя, стремящегося править миром, или все-таки народы сумеют прервать череду появления кровожадных покорителей. Желание же некоторых руководителей постсоветских республик как можно быстрее осуществить политико-правовое оформление суверенитета и независимости своих государств способствовало возникновению различных псевдоисторических учений, в том числе и незаслуженному возвеличиванию отдельных относительно ярких исторических деятелей, но, увы, тиранического склада, до национальных героев. Еще Зигмунд Фрейд в начале ХХ века подразделял психическую деятельность человека на созидательную и разрушительную. Первую он называл Эросом, а вторую - Танатосом. Они всегда находились в противостоянии друг к другу и стремились психологически повлиять на сознание человека с тем, чтобы заставить его подчиниться своим установкам и совершить те или иные поступки. Да, Чингисхану действительно было чуждо такое понятие, как "добро", его кровавые деяния не вписываются даже в нормы своего грозного и "жестокого века". Сегодня некоторые невежественные ученые пытаются убедить, что потрясатель Вселенной, уничтожая на своем пути сотни и тысячи поселений, убивая миллионы людей, якобы действовал сообразно законам выживания, не пытаясь покорить оседлое население, лишь стремясь установить надежные границы, обеспечивающие безопасность его собственной страны от нападений сильных и безжалостных врагов. И если допустить эти утверждения как правомерные, то следует отметить, что для выживания малочисленных монголов было достаточно преодолеть междоусобные распри внутри племен и с народами соседних сопредельных территорий, а не совершать кровавые военные походы в тысячи километров с востока на запад по евразийскому континенту, завещая потомкам дойти до Последнего моря. И мне совершенно непонятна позиция отдельных писателей и ученых Казахстана, подвергающих сомнению и стремящихся низложить гуманистические воззрения современной цивилизации в угоду сомнительным узкокорыстным родоплеменным интересам, не понимая, что всеобщее покаяние за преступления былых тиранов, подобно Германии, способно намного быстрее оздоровить общество, очистить нравственную совесть каждого человека. Поэтому совершенно абсурдно умышленно надевать на тиранов и злых гениев маску добродетельности, вводя тем самым в заблуждение общественное сознание - тогда придется кардинально поменять все существующие общечеловеческие ценности. И в этой связи тысячу раз прав Пифагор, который когда-то изрек такую замечательную мысль: "Строго накажи твое дитя, виновное в убийстве насекомого: с этого начинается человекоубийство".

Шаханов: Поражает то, что поклонники Чингисхана выдвигают идею оправдания и идеализации тирана, представляя его как миротворца, создателя централизованного государства и великого благодетеля тюркских народов. Однако Монгольская империя, простиравшаяся на 4/5 Старого Света, была создана Чингисханом силой грозного оружия, путем насильственного покорения народов и управлялась его могущественной властью, но за короткое время после смерти кагана распалась на 76 орд и ханств, раздираемых междоусобными раздорами. Так что все эти измышления не соответствуют общеизвестным фактам и свидетельствам, изложенным в серьезной научной и художественной исторической литературе. Также они утверждают, что в советское время о Чингисхане писали только с отрицательной стороны как о диком восточном варваре, злом тиране-поработителе и ныне следует восстановить историческую справедливость. Даже в противовес былой идеологизированной традиции, изображавшей Чингисхана жестоким завоевателем, приукрашивать его облик нет реальных оснований. Еще раз оппонируя этим лжепатриотам, хочу привести только один пример из книги "100 великих диктаторов", выпущенной московским издательством "Вече": "Последним из крупных городов Средней Азии, чье население оказало героическое сопротивление монгольским войскам, был Мерв. Он был взят в 1221 году. В течение четырех суток жители должны были оставить свой город. Монголы выбрали среди них 400 ремесленников и некоторое количество детей, чтобы сделать из них рабов. Остальные были казнены, для этого их распределили по всем воинским частям: каждый воин, принимавший участие в осаде, должен был зарубить мечом от 300 до 400 человек! В окрестностях города десятки тысяч крестьян спрятались в глубине пещер, пытаясь спастись от гигантской бойни, устроенной монголами. Ибн-аль-Асир говорит о 700 000 убитых, в то время как Джувейни, превосходя его в этом страшном подсчете, сообщает, что некий Из ад-Дин Нассаба в сопровождении нескольких других провел тринадцать дней и тринадцать ночей, считая людей, убитых в городе. Учитывая только тех, чьи тела были в самом деле найдены, и, не считая тех, кто был убит в гротах и пещерах, в деревнях и в пустынных местах, насчитали более 1,3 миллиона убитых".

Айтматов: Это всего один из известных устрашающих фактов о кровавых деяниях тирана, а сколько тому подобных еще история не донесла до нас! Академик В.Бартольд в сочинении "Туркестан в эпоху монгольского нашествия" (т. 1) приводит свидетельство побывавших в Китае, в ставке Чингисхана, послов хорезмского шаха о том, что "везде были видны следы опустошения; кости убитых составляли целые горы; почва стала рыхлой от человеческого жира, гниение трупов вызвало болезни, от которых погибли и некоторые члены делегации. У ворот Пекина лежала огромная куча костей; послам рассказали, что при взятии города 60 000 девиц бросились со стен, чтобы не попасть в руки монголов и не быть подвергнутыми их гнусным и жестоким издевательствам".

А во время похода на татар для возмездия за убийство отца Есугей-багатура грозный хан приказал полностью истребить всех, "сделать кормом для монгольских мечей". Кого убили на поле боя, кого - взяв в плен. Не оставили в живых ни женщин, ни стариков; убивали даже детей, меряя их по оси тележного колеса: кто выше - тому смерть, а кто ниже - рабство.

Чингиз АЙТМАТОВ, Мухтар ШАХАНОВ
/Продолжение в следующем номере/
№38 за октябрь 2002